Налогообложение ценных бумаг: межсезонье

(основные проблемы и противоречия в налогообложении операций на рынке ценных бумаг)

Автор: Петренко Елена Владимировна

«Я склонен считать межсезонье весной...»
А. Кортнев

Нынешнее состояние рынка ценных бумаг в России следует охарактеризовать как достаточно тяжелое. В течение последних полутора лет он развивается неравномерно, и развитие его не удовлетворяет потребностей экономики. До середины 1998 года преобладающим сектором этого рынка являлся сектор государственных ценных бумаг, в основном краткосрочных, которые по традиционным мировым понятиям считаются объектом скорее денежного, а не фондового рынка. В то же время рынок корпоративных ценных бумаг либо стагнирует, либо обслуживает главным образом иностранных инвесторов. Российское население играет на отечественном фондовом рынке крайне незначительную роль.

Безусловно, причин такого сложного положения достаточно много. Одной из главных является слабость и нечеткость законодательства по рынку ценных бумаг, а также отсутствие эффективных механизмов контроля за его соблюдением.

Общая проблема сегодняшнего дня - отсутствие в России общепринятой четкой и непротиворечивой концепции того, какие экономические реалии охватываются понятием «рынок ценных бумаг», каковы функции этого рынка в экономике, а, следовательно, каким он должен быть. Отсюда проистекает значительное разнообразие подходов к регулированию рынка ценных бумаг, выражающееся, в том числе, в пестрых и непоследовательных правовых нормах.

Поскольку фондовый рынок является частью финансового рынка, то и его регулирование оказывается взаимосвязано с другими проблемами функционирования финансовой системы, - такими, как борьба государства против суррогатов денег, против «обналичивания», против неконтролируемого коммерческого кредитования предприятиями друг друга и т.п. Это накладывает свой отпечаток на тактику и технику нормотворчества на фондовом рынке: подходы к регулированию формируются исходя из того, чтобы новая ценная бумага или новый тип финансового института не создали для предпринимателей дополнительных лазеек в их борьбе с диктатом государства. Полезность же этих инструментов или институтов для развития рынка отходит на второй и третий план.

Дополнительные сложности создает пока не изжитая рассогласованность действий различных инстанций, в той или иной степени регулирующих данный рынок: Федеральное Собрание, Администрация Президента, аппарат Правительства, а также ряд ведомств - Федеральная Комиссия по рынку ценных бумаг, Минфин, Центральный Банк, Госналогслужба. Отчасти эта рассогласованность является отражением борьбы между различными общественными группами и экономическими силами, заинтересованными в разных путях развития фондового рынка. Отчасти это следствие вечного российского бюрократизма, усугубляемого отсутствием единства государственной воли, что приводит к невиданному ранее сепаратизму ведомств. Наконец, есть и субъективные причины - информационно-технические. Дело в том, что авторы различных нормативных актов далеко не всегда представляют себе всю систему законодательства в целом, не могут оценить соотношения новых и ранее принятых норм, их взаимосвязи и взаимовлияния. Поэтому часто новые нормативные документы, призванные решить ту или иную проблему, в действительности еще более запутывают эту проблему (или ряд смежных с ней).

Можно утверждать, что бухгалтерский учет и налогообложение операций на рынке ценных бумаг - один из минимально проработанных участков действующего законодательства.

Основными документами, регулирующими современный бухгалтерский учет на рынке ценных бумаг, являются «План счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности предприятий и организаций в РФ и Инструкция по его применению», Приказ Минфина РФ № 2 от 15.01.1997 г. и Постановление ФКЦБ РФ № 40 от 27.11.1997 г., а также несколько документов, регламентирующих учет отдельных видов операций с ценными бумагами.

«План счетов...» для предприятий, не являющихся банками, совершенно не подходит для учета операций на рынке ценных бумаг. Перечень балансовых счетов, приведенный в нем, использовался годами для производственных и торгово-посреднических предприятий СССР и достался нам в наследство еще с тех времен без существенных изменений. Приказ Минфина РФ № 2 и Постановление ФКЦБ РФ № 40 во многом противоречат друг другу, а самое главное - не дают ответов на основную массу вопросов налогообложения результатов от операций на РЦБ. В результате налогообложение предприятий и организаций, осуществляющих деятельность на РЦБ, производится в порядке, практически не отличающемся от прочих предприятий, без учета всех необходимых поправок на особый характер деятельности участников РЦБ, в особенности профессиональной деятельности на РЦБ.


В этой связи многие моменты учета и налогообложения операций на РЦБ не прописаны в действующем законодательстве, или прописаны по-разному, а, следовательно, допускают двоякую или троякую трактовку. Уже не один год методологи спорят о том, как правильнее: логичнее, безопаснее, перспективнее.

В этой статье автор попытался сделать набросок основных разногласий между мнениями методологов по поводу учета и налогообложения операций на РЦБ.


Определение финансового результата от реализации ценных бумаг

Определение финансового результата от реализации ценных бумаг складывается из нескольких аспектов, большинство из которых сами по себе вызывают неоднозначное толкование.


Формирование учетной стоимости ценных бумаг

Самый важный, на наш взгляд, вопрос: формирование учетной стоимости ценных бумаг, приобретаемых участниками рынка для перепродажи (с намерением владеть ими менее одного года). Здесь существует три основных точки зрения:

1) применять Постановление ФКЦБ России № 40, то есть учитывать так называемые “биржевые” бумаги, т.е. ценные бумаги, приобретаемые для перепродажи (с намерением владеть ими менее одного года), только по цене покупки без дополнительных расходов на их приобретение. При этом дополнительные расходы относить на счета общехозяйственных расходов (б/счет № 26 “Общехозяйственные расходы”) и уменьшать на них налогооблагаемую базу по налогу на прибыль;

2) учитывать “биржевые” бумаги только по цене покупки без дополнительных расходов на их приобретение, при этом дополнительные расходы относить на счета общехозяйственных расходов (б/счет № 26), но не уменьшать на них налогооблагаемую базу по налогу на прибыль;

3) учитывать “биржевые” бумаги так же, как и инвестиционные в соответствии с требованиями Приказа Минфина РФ № 2, т.е. в сумме фактических затрат на их приобретение, в том числе цена покупки данных бумаг, комиссионные посредникам, расходы на регистрацию собственности, информационные и консультационные услуги, а также проценты по банковским кредитам за период до постановки бумаг на учет (т.е. до момента оформления собственности на приобретаемые ценные бумаги). При этом необходимо, чтобы из первичных документов (договоров, поручений и пр.) можно было однозначно определить, что именно эти перечисленные расходы относятся к конкретным ценным бумагам, учетную стоимость которых мы в данный момент формируем.

Если настаивать на применении Постановления № 40, то возможность отнесения дополнительных расходов на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль становится очень сомнительной. Ряд методистов вообще считают, что их ни в коем случае нельзя относить в уменьшение налогооблагаемой прибыли. Есть много случаев, когда налоговые органы принимают отнесение издержек по основной деятельности профессиональных участников рынка на уменьшение налогооблагаемой прибыли. Но, как говорится, береженого Бог бережет, поэтому, в принципе, мы скорее согласны в этом моменте с указанными методистами: если уж относить расходы по покупке бумаг на б/счет № 26, то лучше не уменьшать на них налогооблагаемую прибыль.

Возникает вопрос: нельзя ли все-таки пойти по третьему пути и включать затраты на приобретение ценных бумаг в их учетную стоимость, что позволит при продаже все же уменьшать на эти суммы финансовый результат от продажи, а, следовательно, и налогооблагаемую базу и по налогу на прибыль, и по налогам на дороги и жилфонд? Тем более что Письмом Минфина РФ № 05-02-11/52 от 16.02.1998 г. приостановлено действие раздела 3 Постановления ФКЦБ РФ № 40, в котором как раз и говорится об особенном учете “биржевых” ценных бумаг.


Переоценка вложений в ценные бумаги

Другой, не менее важный вопрос, это возможность и необходимость периодической переоценки (дооценки) вложений в ценные бумаги. При этом абсолютно разные ситуации возникают с государственными ценными бумагами, обращаемыми на ОРЦБ, и с прочими (государственными и негосударственными) ценными бумагами.

Активно дискутируется вопрос о том, нужно или не нужно делать переоценку ГКО и ОФЗ, должны ли ее делать инвесторы, не являющиеся банками, и если ее делать, по какой ставке налогообложения налогом на прибыль должны облагаться финансовые результаты от переоценки. Здесь можно выделить следующие основные мнения:

1) переоценку делать необходимо, абстрагируясь от того, обязаны или не обязаны небанковские организации применять нормативные документы, автором которых является Центральный Банк РФ, хотя бы из соображений безопасности дальнейших взаимоотношений с налоговыми органами, во избежание обвинений в занижении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль (в случае переоценки купонных ОФЗ) и налогооблагаемой базы по налогу на доходы по государственным ценным бумагам (в случае переоценки ГКО и бескупонных ОФЗ). Авторы данного мнения ссылаются на совместное Письмо ГНС РФ, МФ РФ и ЦБ РФ № 408 от 04.02.1997 г., в котором недвусмысленно описывается порядок налогообложения доходов от переоценки у небанковских инвесторов, а также на саму форму расчета 15-процентного дохода, которая также предусматривает включение в расчет данного налога доходов от переоценки ГКО. Таким образом, главным аргументом в защиту данной точки зрения является подход “на всякий случай”;

2) переоценку ГКО и ОФЗ делать не нужно, хотя бы потому, что это требует значительного времени и сил, а жесткого требования к небанковским организациям о совершении переоценки в законодательстве нет. Поэтому учитывать данные бумаги следует по аналогии со всеми остальными. Нельзя не признать, что подобный подход действительно существенно облегчает жизнь и при ведении бухгалтерского учета, и при определении финансового результата при продаже указанных ценных бумаг. Основным аргументом в поддержку этой точки зрения является подход “минимальной трудоемкости”.

Что же касается переоценки прочих ценных бумаг (не обращаемых на ОРЦБ), то здесь разногласий меньше. В большинстве своем все согласны, что переоценка данных бумаг допустима, но невыгодна участникам РЦБ. Постановление ФКЦБ РФ № 40 разрешает профессиональным участникам РЦБ производить переоценку вложений в те ценные бумаги, котировки которых регулярно публикуются. Переоценка вложений в ценные бумаги может производиться на дату совершения операции с этими ценными бумагами, а также на последний календарный день отчетного периода. Переоценка производится путем умножения количества ценных бумаг, находящихся в портфеле, на их рыночную цену. При этом Постановление № 40 под рыночной ценой понимает средневзвешенную цену (курс) одной ценной бумаги по сделкам, совершенным в течение торгового дня через организатора торговли. Если по одной и той же ценной бумаге на дату переоценки сделки совершались через двух или более организаторов торговли, то профессиональные участники вправе самостоятельно выбрать курс ценной бумаги для оценки собственных вложений.

Постановление ФКЦБ РФ № 40 предполагает ведение на б/счете № 80 “Прибыли и убытки” одного общего субсчета “Прибыли и убытки от переоценки финансовых вложений”. При этом ничего не говорится о налогообложении результатов переоценки ценных бумаг (кроме ГКО и ОФЗ), в том числе акций. Непонятно, будет ли включаться в налогооблагаемую прибыль результат положительной переоценки, будет ли уменьшать налогооблагаемую прибыль результат отрицательной переоценки, и возможно ли сальдирование в рамках каждой ценной бумаги оборотов по положительной и отрицательной переоценке. В соответствии с духом Закона о налоге на прибыль, суммы переоценки ценных бумаг (кроме ГКО и ОФЗ, для которых это специально прописано) вообще не должны учитываться при расчете налога на прибыль, так как эти доходы и расходы не получены предприятием. Однако, поскольку данные суммы учитываются на б/счете № 80, весьма возможна ситуация, когда налоговые органы будут рассматривать ситуацию с переоценкой в самом худшем варианте для предприятия: положительные обороты по переоценке должны будут увеличивать налогооблагаемую прибыль, отрицательные – не должны будут ее уменьшать, при этом возможно также запрещение сальдирование положительных и отрицательных оборотов даже по одной и той же бумаге.

Поэтому, большинство мнений сходятся на том, что до прояснения ситуации с налогообложением результатов переоценки всех бумаг, кроме ГКО и ОФЗ, производить переоценку вложений в прочие ценные бумаги нецелесообразно.

Хотелось бы отметить, что в условиях современного налогового законодательства методология учета приобретения ценных бумаг, зафиксированная Приказом Минфина РФ № 2 от 15.01.1997 г., и методология реализации имущества (в том числе и ценных бумаг), зафиксированная в Инструкции Минфина по применению Плана счетов бухгалтерского учета (т.е. списание при продаже всех затрат по покупке и продаже реализуемого имущества в дебет счетов реализации), обеспечивает наиболее выгодный для инвестора режим налогообложения доходов от операций с ценными бумагами. В условиях жесточайшего налогообложения участников РЦБ (в частности, невозможность уменьшать налогооблагаемую прибыль на убытки от реализации ценных бумаг), любые дополнительные шаги в сторону дальнейшего ужесточения налогового режима могут привести к упадку рынка в целом. Исходя из этого методика, описанная Постановлением № 40, определенным образом невыгодна профессиональным участникам и противоречит если не букве, то духу самого Постановления ФКЦБ РФ № 40, так как его авторы вряд ли хотели в очередной раз “испортить жизнь” участникам рынка и вряд ли предполагали невозможность отнесения издержек по приобретению ценных бумаг на уменьшение налогооблагаемой прибыли.

Поэтому при решении вопроса о выборе учетной политики участникам рынке ценных бумаг имеет смысл учесть следующее:


Проблема выделения “суммовых разниц”

Следует также сказать несколько слов по поводу необходимости выделения так называемых “суммовых разниц” при осуществлении покупки-продажи ценных бумаг или оказания услуг, цена которых в договорах установлена в условных единицах (в долларах США), а оплата осуществляется в рублях. Распространенное мнение, высказываемое рядом методистов, следующее: необходим обособленный учет указанных суммовых разниц, выделение их из общего финансового результата от продажи бумаг (или оказания услуг) и отражение по строке 120 “Прочие внереализационные доходы” или 130 “Прочие внереализационные расходы” Формы № 2. При таком подходе понятно, что в случае, если в положительный финансовый результат от реализации входит отрицательная суммовая разница, то при выделении ее из общего финансового результата она не будет уменьшать налогооблагаемую прибыль и прочие налоги. Если же, напротив, в отрицательный финансовый результат входит положительная суммовая разница, то она будет увеличивать налогооблагаемую прибыль.

Однако есть точка зрения, что данная трактовка весьма спорна. Понятие “суммовой разницы” не установлено законодательно (в отличие от курсовых разниц от переоценки валютных счетов или от операций в иностранной валюте). В описываемой ситуации только фиксация цены бумаги (или цены услуги) осуществляется в иностранной валюте, а все платежи по покупки и продаже ценных бумаг или услуг осуществляются в российских рублях, то есть курсовые валютные разницы здесь не возникают.

Что же касается “суммовых разниц”, то согласно описанной в предыдущем абзаце точке зрения, они должны в общей сумме входить в учетную стоимость бумаг при покупке (или в издержки при покупке услуг) или в полученную выручку при продаже ценных бумаг или оказании услуг, и не нуждаются в обособленном учете. Относить их к внереализационным доходам и расходам достаточно странно, так как они возникают именно в силу реализации имущества (ценных бумаг).

Конечно необходимо, чтобы в договоре на покупку или продажу ценных бумаг не только была зафиксирована цена в долларах США, но и обязательно отмечен тот факт, что расчеты осуществляются в рублях по такому-то курсу на такой-то момент времени. Это позволит подтвердить, что покупатель обоснованно уплатил именно такую сумму в рублях за приобретенные ценные бумаги или услуги, а следовательно именно эта сумма (без выделения каких-либо разниц) должна быть учтена как учетная стоимость бумаги (или как издержки) у покупателя и как выручка от продажи бумаги или оказания услуг у продавца. Сама форма договора позволяет однозначно определить сумму поступающей выручки.

Нужно отметить, что и тот и другой подход может привести к занижению налогооблагаемой базы по некоторым налогам. В случае если мы не выделяем суммовые разницы, есть опасность занижения налогооблагаемой прибыли (если в положительный финансовый результат входит отрицательная суммовая разница, или наоборот в отрицательные финансовый результат входит положительная суммовая разница).

В случае если мы выделяем суммовые разницы и учитываем их обособленно, обязательно происходит занижение налогооблагаемой базы по налогам на пользователей автодорог и содержание жилищного фонда (т.к. внереализационные доходы этими налогами не облагаются) и налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость (в случае оказания услуг - т.к. опять-таки с внереализационных доходов НДС не взимается). Также может произойти занижение уплаченного в бюджет налога на прибыль при оказании посреднических услуг, облагаемых по повышенной ставке налога на прибыль (т.к. внереализационные доходы облагаются налогом на прибыль по базовой ставке).


Таким образом на примере нескольких перечисленных нами аспектов определения финансового результата для целей налогообложения налогом на прибыль и прочими налогами мы видим, сколь сложно участникам рынка ценных бумаг ориентироваться во всем спектре имеющихся на этот счет мнений и принять на их основе свою учетную политику, соответствующую представлениям руководства и собственников предприятия о максимальном сочетании безопасности, разумности и экономичности.


Теперь перейдем к более специфическим вопросам налогообложения, которые в отличие от проблемы определения финансового результата от реализации ценных бумаг, затрагивают отдельных участников рынка или отдельные операции, осуществляемые на рынке.



Учет дисконтов при размещении долговых ценных бумаг


В момент выпуска долговых ценных бумаг (облигаций и векселей) при размещении указанных бумаг ниже номинальной стоимости у эмитента возникают дисконты, которые представляют собой будущие убытки эмитента в том случае, если выкуп или погашение данных бумаг будет осуществлен эмитентом по цене выше цены размещения (в том числе и по номиналу). В действующем законодательстве никаким образом не прописан порядок учета вышеописанных сумм дисконтов, и как следствие, их влияние на налогооблагаемую базу по налогу на прибыль. Существуют два мнения по этому поводу:



Осуществление видов деятельности, предусматривающих
разный порядок налогообложения


Первый вопрос в этой связи это деление затрат профессионального участника, осуществляющего виды деятельности, подлежащие разному налогообложению, например, совмещение брокерской и дилерской деятельности. Речь идет о косвенных затратах, т.е. не привязываемых к конкретным ценным бумагам (затраты прямого характера, т.е. привязанные к приобретению или реализации конкретных ценных бумаг, учитываются либо в составе учетной стоимости приобретаемых бумаг, либо списываются при продаже в дебет счета реализации).

В соответствии с требованиями Закона и Инструкции о налоге на прибыль затраты косвенного характера подлежат делению по видам деятельности разного налогообложения пропорционально полученным доходам (выручке), а именно:

  1. По брокерской и иной посреднической деятельности (налогообложение налогом на прибыль по повышенной ставке (в Москве 36%), плюс налогообложение НДС) - принимается выручка от оказания услуг без НДС, т.е. кредитовый оборот б/счета № 46 (соответствующего субсчета “Реализация посреднических услуг”) без НДС.
  2. По деятельности по оказанию непосреднических услуг, например, консультационных, (налогообложение налогом на прибыль по ставке 30%, плюс налогообложение НДС) - принимается выручка от оказания услуг без НДС, т.е. кредитовый оборот б/счета № 46 (соответствующего субсчета “Реализация непосреднических услуг”) без НДС.
  3. По дилерской и инвестиционной деятельности (собственные операции с ценными бумагами, налогообложение налогом на прибыль по ставке 30%, плюс отсутствие налогообложения НДС) - принимается либо: либо:

В последствии при налогообложении налогом на прибыль три группы вышеописанных затрат принимаются к уменьшению налогооблагаемой прибыли в пределах прибыли по соответствующим видам деятельности.

Второй, не менее важный вопрос, тесно примыкающий к только что описанному, это деление НДС, уплаченного в составе косвенных затрат, по видам деятельности, подлежащим разному налогообложению. Уплаченный НДС по косвенным затратам следует разделять пропорционально выручке (доходам) по видам деятельности (видам доходов), облагаемым и необлагаемым НДС:

1) деятельность по оказанию услуг (брокерская, доверительное управление, прочие услуги): принимается выручка от оказания услуг без НДС (кредитовый оборот счета реализации без НДС;

2) инвестиционная и дилерская деятельность: принимается либо выручка, либо доходы от реализации ценных бумаг (выбирается тот же метод, что и для пропорционального деления затрат - см. выше).

Вопрос о том, какой вариант деления затрат избрать по дилерской (и инвестиционной) деятельности, до сих пор открыт. Неясно также, каким образом поступать, если по одному из осуществляемых видов деятельности образовался убыток. Здесь возможно два подхода определения базы для деления затрат: либо по убыточному виду деятельности принимается ноль, либо финансовый результат принимается по модулю (т.е. в абсолютной величине без учета знака). Ни тот, ни другой подход в данный момент не вызывает возражений налоговых органов, однако весь комплекс вопросов, связанных с делением затрат, все же нуждается в официальных разъяснениях со стороны налоговых органов.



Резерв под обесценение вложений в ценные бумаги


Начиная с отчетности на 01.01.1998 г., действует требование о необходимости создания резерва под котируемые ценные бумаги, которые числятся в собственности предприятия по состоянию на первое января каждого года и их рыночная стоимость ниже балансовой (учетной).

Это требование введено Приказом Минфина РФ № 2 от 15.01.1997 г. Указанный Приказ не дает точного определения рыночной стоимости ценной бумаги. В Постановлении ФКЦБ России № 40 описывается только порядок создания резерва под те бумаги, рыночные котировки которых регулярно публикуются. При этом под котировкой понимается объявленное участником торговли в соответствии с правилами организатора торговли предложение на покупку или предложение на продажу ценных бумаг.

Таким образом, порядок создания резерва под ценные бумаги с рыночной котировкой понятен: резерв создается в размере положительной разницы между балансовой стоимостью (остатком счетов №№ 06 или 58 в части данных бумаг) и рыночной котировкой на последнюю дату перед составлением годовой бухгалтерской отчетности, если эта рыночная котировка ниже балансовой стоимости. При этом профессиональный участник вправе выбрать любую котировку, если сделки с данными ценными бумагами совершаются через нескольких организаторов торговли. Если рыночная котировка на последнюю дату перед составлением отчетности выше или равна балансовой стоимости ценных бумаг, то резерв не создается.

Ни у кого не вызывает возражений тот факт, что сумма созданного резерва не уменьшает налогооблагаемую прибыль предприятия.

В течение финансового года в случае продажи каких-то бумаг, под которые на 1 января был создан резерв, соответствующий резерв либо используется на покрытие убытков при продаже, либо восстанавливается на прибыль. При этом не вполне ясно, будет ли сумма восстановленного на прибыль резерва увеличивать налогооблагаемую прибыль. Этот момент не прописан напрямую ни в одном нормативном документе. Логически из того факта, что создание резерва осуществляется за счет чистой прибыли предприятия после налогообложения, проистекает вывод, что восстанавливаемая сумма резерва не должна эту прибыль увеличивать. Мы знаем, однако, что соображения логики не лучший советчик при расчете применяющихся в России налогов.



Совместная деятельность и доверительное управление


Остановимся подробно на проблемах, возникающих при осуществлении двумя и более лицами совместной деятельности на рынке ценных бумаг. Большинство проблем актуальны также для деятельности по доверительному управлению ценными бумагами.


Вопрос регистрации собственности

При осуществлении двумя (и более) лицами совместной деятельности на РЦБ одно из этих лиц (например, лицо А) ведет баланс по совместной деятельности, открывает все необходимые счета для регистрации собственности на ценные бумаги и составляет отчетность перед другими сторонами. При этом в большинстве случаев это лицо А открывает счета в реестрах и депозитариях на свое имя. При этом нужно отметить, что при таком подходе указанное лицо А должно выступать номинальным держателем ценных бумаг всех остальных лиц, участвующих в совместной деятельности, о чем должны быть оформлены соответствующие договоры (или поручения) номинального держания.

Указанное лицо А должно открывать в реестрах и депозитариях не счета собственника, а счета номинального держателя, в противном случае все ценные бумаги, находящиеся в составе имущества совместной деятельности, могут быть признаны налоговыми органами собственностью лица А со всеми вытекающими последствиями: обложение финансового результата от реализации всех бумаг у лица А, обложение средств, переданных иными лицами в совместную деятельность у лица А и пр. Следует отметить, что для открытия счетов номинального держателя лицу А нужно как минимум иметь лицензию профессионального участника РЦБ.

Если открытие счета номинального держателя по какой-либо причине невозможно, нужно открывать отдельные лицевые счета или счета “депо” на каждое лицо, участвующее в совместной деятельности.

Но в задачи государственных органов (в частности ФКЦБ РФ) входит контроль за тем, чтобы регистраторы и депозитарии не чинили препятствий при открытии счетов номинального держателя всем профессиональным участникам РЦБ (как это предусмотрено Законом “О РЦБ”, Положением о ведении реестра и пр.), так как зачастую именно тот факт, что регистраторы и депозитарии отказываются открывать счета номинального держателя всем, кроме тех, кто имеет лицензии на право осуществления депозитарной деятельности, приводит к открытию вместо счетов номинального держателя счетов собственника, что в свою очередь порождает многочисленные налоговые проблемы.


Налогообложение финансовых результатов

Баланс по совместной деятельности и отчет о финансовых результатах составляется лицом А ежеквартально и предоставляется всем прочим участниками совместной деятельности. Если регистрация собственности произведена нормально (счета открыты отдельно на каждого участника или лицо А открыло на себя счета номинального держателя), то прибыль каждого определяется пропорционально доле его взноса в совместную деятельность. При этом лицо А дает прочим участникам подробные расшифровки состава полученной прибыли: отдельно доходы (положительные результаты) по корпоративным бумагам, отдельно убытки (отрицательные результаты) по корпоративным бумагам, то же по государственным бумагам, отдельно купонные доходы по государственным бумагам, отдельно дивидендные доходы по акциям, отдельно комиссионные вознаграждения и прочие расходы по обслуживанию портфеля.

По результатам подобного отчета налогообложение каждого лица, ведущего совместную деятельность, осуществляется по аналогии с налогообложением обычных самостоятельных инвестиционных операций (доходы включаются в налогообложение, убытки не уменьшают налогооблагаемую базу, дивиденды облагаются у источника выплат). То есть при таком подходе сальдирования прибылей и убытков не происходит.

Проблема возникает в связи с возможностью (или невозможностью) отнесения расходов по обслуживанию портфеля (комиссионных, затрат на регистрацию собственности) на уменьшение налогооблагаемой базы при расчете налога на прибыль по результатам совместной деятельности. Для непрофессиональных участников рынка указанные расходы не относятся к основной деятельности, да и для профессиональных участников РЦБ вопрос отнесения указанных расходов на уменьшение налогооблагаемой прибыли не прописан однозначно. Неплохо было бы, чтобы налоговые органы дали свои разъяснения по этому поводу, тем более что есть неофициальная информация, что мнение ГНИ по г.Москва по этому вопросу существует, и что оно скорее порадует участников рынка, чем их огорчит.


Налогообложение доходов по государственным ценным бумагам

Существенной проблемой здесь является удостоверение прав собственности на государственные ценные бумаги (ГЦБ), обращаемые на организованном рынке ценных бумаг (ОРЦБ), со стороны ведущего общие дела лица А. Эти права должны быть обязательно оформлены на каждого участника совместной деятельности отдельно.

Вообще в соответствии с законодательством инвестор может вкладывать средства в ГКО (ОФЗ и т.п.) посредством заключения договора с брокером-посредником, а через него с уполномоченным дилером на этом рынке. При этом возможна ситуация, когда счет “депо”, на котором учитываются ГКО (и прочие бумаги), регистрируется в субдепозитарии уполномоченного дилера на брокера-посредника. Таким образом, владельцем ГКО с формальной точки зрения становится брокер-посредник (в нашем случае - лицо А, ведущее дела по совместной деятельности, если оно является брокером). Дело в том, что открытие счетов номинального держателя на рынке ГКО-ОФЗ пока не предусмотрено.

Закон “О налоге на прибыль” предусматривает освобождение от налога на прибыль (по льготируемым выпускам) доходов по государственным ценным бумагам, полученных владельцем этих ГЦБ. Если формально владельцем оказывается лицо А, исходя из расчетов распределения прибыли от совместной деятельности, то оно и должно платить налоги.

Согласно Письма ЦБ РФ от 24 марта 1995 г. № 04-28-3-8/А-157 инвестор, в том числе действуя через брокера, может реализовать свое право на владение ГКО только при условии заключения с Дилером договора на обслуживание, в соответствии с которыми инвестору открывается счет “депо”. Таким образом, именно регистрация на счетах “депо” в Депозитарии ММВБ или субдепозитарии удостоверяет право собственности на ГКО.

На основании указанных выше норм инвестор является собственником ГКО (точнее, может доказать свои права собственности на ГКО) в том случае, если принадлежащие ему облигации учитываются на счете “депо”, который открыт на его имя в соответствии с договором на обслуживание между этим инвестором и дилером. Таким образом, необходимо открытие счета “депо” непосредственно на имя каждого участника совместной деятельности.

Законом РФ “О налоге на прибыль предприятий и организаций” предусмотрено, что прибыль, полученная каждым участником совместной деятельности, после распределения включается во внереализационные доходы (в доходы) и облагается налогом в составе валовой прибыли (дохода) по установленным ставкам налога на прибыль (доход).

Этот момент можно трактовать так, что ставка налога на прибыль, полученную участником по результатам совместной деятельности, должна составлять 30%, независимо от того, куда именно размещались денежные средства (в ГКО и прочие ГЦБ, где ставка налогообложения 15%, или в корпоративные ценные бумаги, где ставка - 30% и пр.).

Хоть какие-то основания применять пониженную ставку (15%) могут быть только тогда, когда счет “депо” открыт на имя плательщика налогов - отдельно на каждого участника совместной деятельности. Но и в этом случае можно натолкнуться на непонимание применения пониженной ставки налогообложения к части доходов по совместной деятельности со стороны налоговых органов.

В настоящее время существует два подхода к порядку налогообложения налогом на прибыль результатов совместной деятельности.

1) Либо мы трактуем весь доход, полученный участником совместной деятельности, как “доход от совместной деятельности”, независимо от того, что это за совместная деятельность и что реально послужило источником дохода. В этом случае ставка налогообложения должна применяться базовая (для большинства предприятий - 30%), но применяться она должна к сальдо дохода от совместной деятельности, без выделения отдельно убытков и отдельно доходов от операций на РЦБ (т.к. это есть не доход от операций на РЦБ, а доход от совместной деятельности).

2) Либо мы трактуем доход, полученный участником совместной деятельности, как “доход от операций на РЦБ”, развертываем прибыли и убытки, не уменьшаем налогооблагаемую прибыль на суммы убытков, но тогда применяем отдельные ставки налогообложения к доходам от обычных ценных бумаг (30%) и к доходам от ГЦБ (15%).


Различия в учетной политике

Еще один вопрос: разница в учетной политике (методике учета) у лиц, ведущих балансы по совместной деятельности, и у прочих участников совместной деятельности.

Например, лицо А, ведущее баланс по совместной деятельности, является профессиональным участником РЦБ и как следствие уплачивает налоги на пользователей автодорог и содержание жилищного фонда с финансового результата от реализации ценных бумаг. Лицо Б (второй участник совместной деятельности) профессиональным участником рынка не является и указанные налоги платить не должен. Однако лицо А перечисляет указанные налоги в бюджет после составления баланса по совместной деятельности со всего финансового результата, в том числе, с принадлежащего лицу Б, потому что так требует его налоговая инспекция, которая проверяет правильность ведения лицом А баланса по совместной деятельности. В результате лицо Б получает дохода на 4% меньше, чем должно.

Или еще пример: лицо А делает переоценку вложений в государственные ценные бумаги (ГКО и ОФЗ), а учетной политикой лица Б это не предусмотрено (переоценка ГКО и ОФЗ по действующему законодательству для небанковских организаций носит рекомендательный характер, для банков - обязательный). В результате начинаются многочисленные вопросы со стороны налоговых органов к лицу Б, почему оно не делает переоценку во всех остальных случаях своей деятельности на рынке ГЦБ (например, при самостоятельном инвестировании), и как следствие могут быть попытки оштрафовать за занижение финансовых результатов при самостоятельном инвестировании в ГЦБ в связи с отсутствием переоценки этих вложений, а также за неправильное ведение бухгалтерского учета.

Все перечисленные моменты также нуждаются в разъяснениях взглядов ГНИ на их последствия. Тем более что большинство проблем, характерных для осуществления совместной деятельности, возникает и при доверительном управлении ценными бумагами, так как действующее законодательство предусматривает ведение учета по доверительному управлению на принципах, установленных для совместной деятельности. При этом следует отметить, что с доверительным управлением ситуация еще хуже, так как законодательством не установлена периодичность и подробность отчетности доверительного управляющего перед учредителем управления (достаточно ли фиксации объема полученного дохода, или необходима подробная разбивка полученных доходов и произведенных расходов), не обозначен момент возникновения налогооблагаемой базы у учредителя управления (момент начисления доходов или момент получения доходов). Много споров также о ставке налогообложения у самого доверительного управляющего – относится ли его деятельности к посреднической и должна ли применяться в этой связи повышенная ставка налога на прибыль.



В завершении хотелось бы отметить, что заинтересованными организациями ведется достаточно активная работа по прояснению взглядов налоговых и прочих государственных органов на большинство описанных в этой статье проблем и ряд других, стоящих, может быть, менее остро, но имеющих определенное значение. На уровне Москвы многое удается прояснить, другое дело, что встречаются случаи, когда мнение региональных налоговых органов не вполне совпадает с мнением Российской Налоговой Службы. Тем более что в региональных налоговых органах отсутствуют структурные подразделения, специализирующиеся на проблемах налогообложения операций с ценными бумагами.

Автор выражает надежду, что все не так уж плохо, и приглашает всех заинтересованных лиц присоединяться к обмену мнениями, методиками и к работе по обобщению и систематизации имеющихся взглядов.